печкин во плоти

Ипохондрия



В недавней статье про панические атаки - http://pechkeen.livejournal.com/256020.html я упомянул тот факт, что они имеют общую природу с ипохондрией с той лишь разницей, что панические атаки чаще всего беспредметны, а ипохондрия привязана к какому-либо симптому.
В этом посте я хочу довольно детально раскрыть природу этого явления, что отразится на объёме текста и некоторой сложности информации. Пост предназначен для людей, которые очень хотят понять суть проблемы и разобраться в ней, а так же читающим меня коллегам. Всем остальным настоятельно рекомендую заняться просмотром комиксов, эротических фоток или чтением новостей. Желательно приятных.


Итак, крайние формы ипохондрии признаются психическим заболеванием и описываются как состояние навязчивой тревоги, связанной с физическим здоровьем.
Ипохондрик обеспокоен тем, что у него есть действительное или скрытое заболевание, либо излишне сосредоточен на ощущениях в теле, предполагая, что они являются признаками какого-либо недуга.
Изрядную часть его жизни может занимать посещение врачей и сдача анализов, при этом он, как правило, отказывается принимать заверения медиков о том, что его тревоги беспочвенны.

Автор этого текста считает ипохондрию специфическим видом невроза, свойственного большинству людей, но отличающегося выраженностью, а значит доставляющим эмоциональные страдания различной тяжести. И раз это состояние так распространено, необходимо бросить луч света в тёмное царство ипохондрии, чтобы дать надежду тем, кто страдает от неё, а заодно потешить любителей психологии.

Феномен будет описан на примере Евгения - молодого человека, обратившегося ко мне недавно за консультацией. Когда я спросил о причине обращения, он озвучил её как «шум в ушах, который мешает жить».
- Честно говоря, я не уверен, что моя проблема относится к сфере деятельности психолога, - заметил он, - возможно, это что-то неврологическое?

При дальнейших расспросах выяснилось, что некоторое время назад он обнаружил высокочастотный шум в ушах, который возможно не замечал, т.к. постоянно держал включённой музыку в квартире. Прислушиваясь к этому шуму он понял, что тот является довольно сильным. Очень скоро шум стал занимать все его мысли и вызывать тревожность. В Интернете обнаружилось несколько форумов, на которых люди, страдающие от шума в ушах, обменивались информацией, которая с тем или иным успехом позволяла с ним справиться. Разумеется Евгений стал их постоянным гостем.
В итоге этот симптом привел его к навязчивому состоянию, в котором его посещали мысли о том, что шум, возможно, настолько усилится, что станет оглушающим и заполнит собой весь мир.
- Мне стали приходить мысли о том, что если всё действительно будет очень плохо, то я смогу прибегнуть к эвтаназии. - обмолвился он.
Читающему эти строки должно стать понятно, что ипохондрия доставляет существенные страдания и ощущение безвыходности ситуации нередко заставляет человека задумываться о суициде.

Психосоматика шума в ушах связана с центром равновесия, находящемся во внутреннем ухе. Симптом говорит о том, что человек, страдающий от шума в ушах, боится потерять контроль над собой, стало быть - чрезмерно контролирует собственные чувства и реакции. Кроме того шум в ушах может говорить о зацикленном обдумывании, которое создаёт в голове «шум из мыслей».

Внутреннюю картину поведения моего клиента можно передать следующим алгоритмом. Сперва он сосредотачивался на симптоме, затем ему приходили тревожные мысли о возможном развитии событий «от плохого, к худшему». После этого он испытывал чувство страха, подталкивающее его искать информацию, которая бы могла ему помочь. Он бросался читать соответствующие форумы в интернете, однако же, по его признаниям обращал внимание не на случаи «излечения» от этого недуга, а на неудачные или провальные попытки с ним справиться, коих было не менее половины.

Эта информация вызывала новую волну тревожности, потому что оставляла открытым ответ на главный вопрос «Что мне поможет?». Он не мог нормально отдыхать, т.к. его мучала бессонница, а так же нормально работать, т.к. состояние не позволяло сосредотачиваться на чём-либо. Все его мысли были заняты симптомом и средством избавления от него.

В гештальт терапии большая часть невротических состояний объясняется феноменом ретрофлексии. Полезно упомянуть, что одним из свойств ретрофлексии является сдерживание чувств и попытка человека обрести контроль над своим состоянием. Но именно тенденция контроля и сдерживания, как это ни удивительно, приводит к тому, что состояния приобретают навязчивый характер.

Ретрофлексия, называемая так же обратной проекцией, как феномен содержится в ста процентах психологических травм, негативных сценариев и переносов.
В идеале она предназначена для того, чтобы индивид, столкнувшийся с препятствием, сохранил его в памяти и в дальнейшем избрал другие способы преодоления. Но негативная сторона выражается в том, что после такого столкновения сам индивид делает препятствие «частью себя» и начинает сдерживать своё отреагирование в ситуациях, которые прямо или косвенно напоминают ему первичную.

Чаще всего испытывая сильное возбуждение, человек не выражает его вербально или моторно, а пытается взять под контроль своё состояние. Но эмоции приходят в равновесие только тогда, когда будут выражены. Контроль над ними, приводит к тому, что внутри психики образуются противоречивые энергии, а в теле жесткая мышечная конструкция сдерживания.
Ситуация становится непрожитой, после чего вытесняется в подсознание, а затем формирует личность и поведение. Так ребенок, постоянно сдерживающий плач, превращается в лишённого эмоций взрослого, обладающего стиснутым ртом, онемевшими глазами и страдающего от постоянных головных болей.

Ретрофлексия заставляет человека делать с собой то, что он хотел, но не смог выразить вовне. Как, например, человек сдерживающий агрессию ругает или бьёт сам себя. Сдерживание приводит к тому, что энергия приобретает обратную направленность. В данном случае сдержанный страх может стать самозапугиванием.
Психологи часто пишут о необходимости выражения чувств. Это непосредственно относится к указанному выше механизму. Таким образом защитная функция, срабатывающая по отношению к естественному импульсу, блокирует естественную потребность психики прийти в равновесие.

Возвращаясь к Евгению, я предположил, что существовала первичная травматическая ситуация, которая создала ретрофлексию.
- Ты всегда прислушивался к своим состояниям? – спросил я.
- Нет, большую часть жизни они меня не волновали, - ответил он, - я стал делать это после одного случая, произошедшего в прошлом.
Он рассказал мне, что некогда употребил галлюциногенные грибы, однако же, перебрал с дозой, что выразилось в интоксикации и сильном ощущении тяжести в области печени.
Когда я спросил о том, что с ним происходило в тот момент, Евгений ответил: «Я долгое время был в состоянии паники, но после смирился с тем, что может произойти и стал ждать».
Я предположил, что он испытал страх смерти, сопровождавшийся сильным возбуждением, но сдержал это состояние, что привело к тому, что фактически его психика расщепилась на того, кто паникует и того, кто сдерживает эту панику. Сдерживание импульса, привело к образованию жёсткой незавершённой конструкции, которая была вытеснена в подсознание.
Она заставляла его постоянно прислушивается к своим ощущениям, испытывать страх, а затем пытаться взять своё состояние под контроль. «Испытывать страх» в данном случае лишь следствие причины сидящей чуть глубже. Сдержанный импульс приобрёл обратное направление – Женя начал пугать сам себя.

Хочу заметить, что стратегия моих расспросов привела его к так называемому инсайту. Я увидел, как на его глазах появились слёзы, после чего он сообщил, что пазл сложился. Он осознал, что его нынешняя зацикленность и сосредоточенность на симптоме были следствием той самой ситуации.
Однако работа на этом не была завершена, потому что одного осознания корней зацикленности и повторяемости чаще всего недостаточно для разрешения проблемы. Стоит заметить, что любое невротическое состояние имеет свои скрытые выгоды. Чтобы понять феномен ипохондрии глубже, необходимо взглянуть на неё не только с точки зрения незавершённости импульса, но ещё и с точки зрения расщепления психики и существования отдельных эго-состояний.

Я уже отмечал, что природа панических атак и ипохондрии, во-первых паранойяльна, а во-вторых мазохистична. Раскрою эти определения.

Паранойя это проецирование внутренней тревоги или страха, на внешний объект. Таким образом, параноик это тот, кто проецирует внутреннее тревожное содержимое, на холст реальности находящийся перед его взором.
Человек который не любит себя и угрожающе относится сам к себе, будет проецировать это состояние на различных людей или внешние силы. Примеры бытовой паранойи, посещающей большинство из нас, это недовольство политиками или страх терроризма, мысли о существовании мирового заговора или нечто подобное.
Когда выйдя из дома вы вдруг беспричинно начинаете паниковать от мысли, что не закрыли дверь или оставили включённым утюг, это тоже лёгкая паранойя. Практически любой страх, который не подкреплён реальным опытом, является паранойяльным.

Мазохизм это получение удовольствия от причинённых страданий. Так же как и паранойя, он является внутренней картиной личности, при которой, человек, который испытал внешнее насилие или был подавлен, начинает подавлять и насиловать сам себя, а главное – получать от этого удовольствие.
Стоит уточнить, что получение удовольствия от страданий кроется в депривации – сокращении либо полной потере возможности удовлетворять свои потребности. Отрицательные ощущения и эмоции создают очень интенсивные соматические состояния, которые в условиях обеднённой среды являются единственной альтернативной тому, чтобы не чувствовать вообще ничего.
Крыса, запертая в пустой клетке, чувствует себя лучше, если у нее есть возможность подбежать к электроду и испытать удар током. В отличие от той, которая лишена вообще всех видов стимуляции.

В чём же состоит паранойяльная и мазохистичная природа ипохондрии? Для этого нужно вспомнить объяснение феномена, которое было дано в начале этого текста. Мы установили, что Евгений с точки зрения гештальт подхода, пережил страх, который взял под контроль, что перенаправило этот импульс и создало внутреннюю тенденцию к самозапугиванию.
Он концентрировался на ощущениях в теле, затем находил их неестественными, а после - пугал себя тем, что они заполнят весь его мир и не дадут нормально жить. Он зациклено искал информацию которая должна была ему помочь, но не находил её. Это вызывало новую волну страха, после которой он опять искал выход, но странным образом концентрировался на неудачах других людей, которые его угнетали. После чего следовала та же тенденция «страх – надежда – поиск – разочарование».

Это состояние «белки в колесе» говорит о нескольких вещах. В случае с ипохондрией психика как бы расщепляется на того, кто испытывает страх и пугает. А так же на того, кто давит и пытается найти выход. А так же на того, кто страдает, но при этом концентрируется на том, что лишь усугубляет его ситуацию.
Здесь проглядывает глубинная природа ипохондрии, состоящая в том, что человек загнанный в угол своим страхом всё же испытывает скрытое удовольствие, которое заставляет его вновь делать то, что не приносит успеха. Подсознательная выгода состоит в том, что сильные негативные ощущения питают его соматическую природу. В условиях обеднённой внешней среды, страдания становятся путём для удовлетворения его потребности в получении ощущений.

В транзактном анализе развивается теория отдельных эго состояний, которые являются движущими силами нашей психики, влияющими на наше внутреннее состояние и реальную жизнь. Психика дробится на три таких состояния – Родитель, Ребёнок и Взрослый.
Эта функциональная модель говорит о том, что в каждый отдельный промежуток времени мы можем находиться в одном из трёх указанных выше состояний, а значит, оно неизбежно руководит нашими мыслями, чувствами и действиями.
Для настоящей статьи мы не будем брать эго-состояние Взрослого, т.к. оно практически всегда является позитивным.
Все невротические расстройства возникают тогда, когда две других фигуры – Родитель и Ребёнок, являясь эхом нашего детства и прошлой жизни, захватывают психическую энергию, расходуя ее на внутренний конфликт.
Каждое из этих эго-состояний может быть позитивным и негативным. Родитель может быть Заботливым (позитивным) и Контролирующим (негативным), а Ребёнок – Свободным (позитивным) и Адаптивным (негативным).

Транзактный анализ говорит о том, что количество психической энергии всегда одинаково, а в тот момент, когда одно из эго-состояний увеличивается по интенсивности, другое вынуждено уменьшиться для компенсации. Можно сказать, что переживаемое в настоящий момент эго-состояние, во-первых, берёт на себя исполнительную власть, во-вторых, забирает большую часть психической энергии, и в-третьих, обуславливает позитивную или негативную фазу состояния, которое станет активно в будущем.

Любой реальный родитель, прежде всего, заботиться о здоровье и безопасности своего ребёнка. Эту же функцию несёт фигура нашего внутреннего Родителя. Любая потенциальная опасность активирует её, однако же, вместе со всем внутренним содержимым. Если реальные родители беспокоились о нашем здоровье, излишне контролировали нас или сами страдали от страхов, то в момент потенциальной опасности в нашей психике будет активировано негативное эго-состояние Контролирующего Родителя.

Что происходит дальше? Срабатывает та самая константность – одно эго-состояние находящееся в негативной фазе, захватывает психическую энергию и переводит другое эго-состояние в негативную фазу. Наш внутренний Родитель становится Контролирующим, а Ребёнок, становится Адаптивным (Подавленным). И раз внутренние эго-состояния и есть мы, то в доли секунды мы начинаем переживать то, что в реальности переживают испуганные и подавленные дети.

Давайте вернёмся к описанию нашей ситуации с учётом сделанных ранее выводов. У Евгения в прошлом произошла травматическая ситуация, связанная с потенциальной угрозой физическому здоровью. Он попытался взять ситуацию под контроль, что привело к тому, что его внутренний импульс не получил разрядки и будучи сдержанным, привёл к зацикленности. Евгений стал постоянно прислушиваться к своему состоянию. В некотором роде, он стал более осторожным и напуганным.
Наконец, в момент стресса, вызванного внешней ситуацией, он обнаружил шум в ушах, который привлек его внимание и напугал его. Движимый этим страхом, он начал искать информацию, которая бы могла ему помочь. Однако, занимаясь таким поиском он во-первых, не находил безусловного избавления, а во-вторых, получал информацию о том, что возможно решить проблему не получиться. Это приводило к новой волне страха и новому циклу поиска, правда с теми же результатами.

С точки зрения переживаемых эго-состояний алгоритм проблемы выглядит следующим образом. На формирование внутренней структуры Родителя у Евгения повлиял один из реальных родителей (в данном случае – мать), который демонстрировал в его отношении излишний контроль и обеспокоенность.
В тот момент когда в его жизни произошло событие, связанное с угрозой здоровью, это активировало Родителя, сделав его Контролирующим. На уровне внутреннего (мысленного) диалога, Евгений стал пугать сам себя возможными последствиями для здоровья (смертью) и требовать «что-то сделать с этой ситуацией».
Ребёнок Евгения, как деятельная часть, немедленно стал Адаптивным (Подавленным). Находясь в этом эго-состоянии, он сразу же испытал сильный страх и тревогу и стал заниматься решением проблемы, т.е. выполнять приказ.
Когда решения не было найдено, а кроме того на глаза попалась информация о безуспешных попытках решить проблему, эта информация опять активировала Родителя в его негативной фазе.
Последовал новый цикл внутреннего запугивания и приказов. Ребёнок моего клиента опять среагировал, испытав страх и подавленность, после чего продолжил поиск.

Следует добавить, что мой клиент на протяжении этого процесса находился в состоянии депривации. Условно говоря, он был тотально сосредоточен на деятельности, которая не давала ему положительного подкрепления, а лишь нагнетала тревогу. Тогда его Подавленный Ребёнок, нашёл косвенный выход – начал получать удовольствие от переживания чувства страха, как единственной стимуляции, которую он мог себе позволить в данной ситуации.
Появился тот самый мазохистический компонент, который стимулировал его находить информацию о неудачных попытках других людей, страдающих подобным симптомом.

Данная картина показывает, что приступы ипохондрии вызваны тем, что психика человека и как следствие его личность, расщепляется на того, кто пугает и того, кто испытывает страх. А затем эти два эго-состояния ведут внутреннюю борьбу, истощают энергию и ведут личность к большему расщеплению.

В заключении хочу обратить внимание на некоторые направления, которые выбирает ваш покорный слуга при работе с клиентами, которые испытывают подобные невротические проблемы.

Картина невротика переживающего панику, как связанную с каким-либо симптомом, так и беспричинную, одинакова. Он никогда не выражает своё состояние вовне. Внешне это застывший человек, иногда демонстрирующий состояние, которое называют «предобморочным». Он направляет все силы на то, чтобы контролировать чувства и эмоции и старается избежать их.

Поэтому первой задачей психолога является привести клиента к осознанию того, что его внутренний контроль не только создаёт, но и усиливает состояние страха и навязчивости.
Задача нетривиальная, т.к. свойством любого сознания и, стало быть, поведения, является избегание дискомфорта и страха. Таким образом, как это ни странно, проблему создаёт вполне естественное свойство психики, которое вступает в противоречие с таким же, естественным импульсом. Желание избежать дискомфорта, приводит к тому, что психика не может прийти в равновесие.
Как только человек начинает сосредотачиваться на переживаемых состояниях и пытается выразить их, зацикленность и страх проходят.

Следующей проблемной точкой, является то, что человек имеет свойство отождествляться с тем состоянием, которое он переживает. Сейчас он пугает себя, а в следующую секунду начинает переживать страх и действовать в угоду внутреннему хищнику. Методы гештальт-терапии позволяют привести клиента к осознанию того, что его навязчивое состояние вызвано не им как цельной личностью, а конфликтом его внутренних частей. И приостановить, либо полностью прекратить этот конфликт.

Немаловажным является и коррекция поведения клиента, при которой мы обращаем внимание на определённые действия, которые являются ключевыми в появлении зацикленности.
В приведённом примере с Евгением, я обратил внимание на стремление читать тематические форумы, которое лишь приводило к тому, что он получал новую негативную информацию и испытывал страх. В случае если клиент начинает осознавать, что определённые действия не только не приносят ему пользу, но и дополнительно угнетают его, он становится способен направить волевое усилие на прекращение таких действий.

В более широком смысле невротические проблемы, связанные с присутствием Контролирующего Родителя неизбежно сказываются на сценарии жизни клиента.
Люди с подобными проблемами имеют ненормированный график работы, подолгу засиживаются за делами, что приводит к стрессу.
Та самая депривация, в результате которой возникает подсознательное стремление наказывать себя, часто возникает на фоне обеднения жизни в эмоциональном и сенсорном плане. Обычно я обращаю внимание клиента на тот факт, что количество нужных дел в его жизни несоразмерно делам приятным. Большая удача, если в результате подобной стратегии клиент начинает осознавать, что живёт он один раз, а количество работы никак не поддержит его в жизни загробной.

И, конечно же, самая главная сила, которая влияет на результат нашей работы – сила осознания. Этот феномен можно было бы передать как появление новых единиц чувственной и разумной информации, которые возникают здесь и сейчас. Это перестраивает психику и состояние человека, т.к. непосредственно влияет на его восприятие проблемы и себя в ней.

Запись на консультации - http://pechkeen.livejournal.com/533.html
Запредельной полезности пост!))
Дим, я правильно поняла "инструкцию" для таких ипохондриков (аэрофобов и пр.) со стажем как я:
- как только подкатывает приступ страха - спустить в физику любую (подняться на шестой этаж, поприседать и пр)
- в качестве "профилактики" стараться получать положительные эмоции от разного, прям домашку делать - доставить себе сегодня пять различных приятностей, чтобы не циклиться на мазохистчких вторичных выгодах
так?
вообще самый простой приём во-первых сосредоточиться на ощущениях в теле и мыслях, не убегая от них, а развивая их, продолжая и даже - нагнетая, во вторых, сосредотачиваясь на ощущениях, главным образом - неприятных, стараться их усиливать.
уже на этой стадии будут изменения, т.к. ты не будешь препятствовать естественному импульсу.
ну и спрашивать себя - что я хочу? к чему меня ведут мои ощущения?
и очень полезно выражать свои цувства и тревоги - как мотороно (может быть тебе захочется плакать или например кричать), так и вербально (можно сообщить о своих мыслях и тревогах другому человеку. правда с той лишь ремаркой, что его надо предупредить о том, что ты не просишь помощи, а просто хочешь поделиться.)
для помощи у вас есть специально обученные люди, родственников и друзей лучше для этого не использовать. они просто могут слушать и слышать.

пс. и пользу движения и заботы о себе тоже никто не отменял)

Edited at 2017-05-31 09:15 (UTC)
Учитывая передоз, страх был небеспочвенным и оттого сложнее от него избавиться. Допустим, от грибов помереть сложно, но если у человека предрасположенность к заболеваниям печени и острота измененного состояния сознания могли создать очень сильное переживание.
Одно время люто страдала от ипохондрии, и заметила (уже постфактум, конечно), странное противоречие: когда врачи действительно что-то находили по заявленной симптоматике, я отказывалась в это верить и лечить. Мне казалось, что ошиблись, или, что лечение неадекватное назначили, ну и всё в том духе.
Я тоже думала что уже становлюсь ипохондриком, пока не поменяла терапевта и мне таки поставили адекватный диагноз и вылечили гастрит. А то вот эти — попейте травки, диета, ничего жирного, без стресса— не дало положительного результата. Начала уже себе внушать язву, рак и другие аномальные болезни. Так что верить врачу или не верить—спорный вопрос)))