печкин во плоти

Срач в соцсетях как феномен сознания



Юнг считал, что коллективное бессознательное является своеобразной прошивкой предполагающей существование врождённых схем поведения. Наблюдение за процессами, в которые вовлекаются большие группы людей, позволяет психологу увидеть, как индивидуальная механика человеческой психики создаёт большие групповые процессы. В этом тексте я раскрою для читателя некоторые особенности горячо любимого многими из нас явления, которое называется интернет срач. Сделать это мне поможет наблюдательность и транзактный анализ – психологическая модель и терапевтический подход, служащие для описания и коррекции поведения человека.


В транзактном анализе психическая структура человека делится на три органа – Взрослый, Родитель и Ребёнок. Каждый из этих органов есть эго-состояние, то есть состояние сознания, формирующее определённую роль человека, его поведение. Но не только. Это еще и часть коллективного бессознательного и целый пласт бытия. Общий знаменатель и единая для всех людей форма взаимодействия, создающая коллективные процессы. Каждая из этих психических реальностей проявляется как на индивидуальном, так и на массовом уровне сознания.

Эго-состояние Взрослого создаёт реальность, которая строится на взаимном уважении и контрактах. Здесь присутствует взаимовыгодная договорённость, где противоборствующие стороны скорее хотят отдать часть своей выгоды другому в расчёте на то, что он сделает то же самое ради консенсуса.
Эго состояние Родителя формирует мир правил и запретов, фокусировки усилий. Это так же и мир давления, принуждения и агрессии, завуалированной под различными социально приемлемыми масками.
Сексуальный Ребёнок существует в реальности, где нет места для разумной необходимости и морально-этических рамок. Он спонтанно импровизирует, беря от жизни то, что кажется ему подходящим и в особенности то, чего он жаждет сильнее всего.

Эти три эго-состояния, три реальности, так же являются тремя видами коммуникаций и поведения.
Коммуникации на уровне Взрослого это очевидные договорённости, открытость и продуктивное общение, вежливость и попытка прислушаться к оппоненту.
Родительский тип коммуникаций имеет своеобразное поле вариантов одной полярностью которого является заботливые увещевания, а другой приказы и грубые принуждения, переходящие в насилие.
Коммуникации на уровне Ребёнка так же имеют полярности и напрямую зависят от взаимоотношений с Родителем. Эго-состояние свободного Ребёнка может проявляться в смехе, весёлых покрикиваниях и заигрываниях с окружающими. Подавленный ребёнок плачет и кричит от обиды. Обиженный и сопротивляющийся Ребенок может делать гадости исподтишка, саботируя общие процессы. Крайней точкой этого вида коммуникации становится истерика.

Дело в том, что если Ребёнок скорее врожденное состояние, которое проявляется в качествах темперамента и инстинктах, то Родитель помимо прочего это контейнер. Этот орган накапливает в себе родительские обращения и способы коммуникации с ребёнком. Это та структура, которая приказывая и направляя, создаёт наши реакции, вновь воспроизводя те алгоритмы, которые реальные родители практиковали в нашем отношении. Все игры, которые мы ведём в жизни и жизненные сценарии, которые из них состоят, являются результатом того, что орган Родителя впитывает в себя реальные голоса и образцы поведения авторитетов из прошлого.

Когда психологи говорят о том, как правильно воспитывать ребёнка на ранних стадиях развития, они указывают, что позиция родителя должна основываться на запретах того, что реально опасно для жизни. Причём реальность этой опасности должна быть хорошо перепроверена. Например, если ребёнок хочет потрогать горячий предмет, то лучше, если он обожжет себе палец, но при этом получит необходимый опыт. Кто из нас способен настолько трезво смотреть на понятие опасности для жизни и предоставлять ребёнку подобную свободу? Воспитывая ребёнка именно так, мы стараемся вложить в его психику как можно меньше ограничений, которые могут помешать в будущем.

Важнейшей функцией Родителя является сохранение жизни, но главным мотивом этого процесса является страх. Я думаю, что большинство ограничений которые мы создаем воспитывая детей, основаны на глубинном страхе смерти. Поэтому, наши действия не мотивированы желанием развития, они мотивированы страхом потери. Это и создаёт те самые агрессивные маневры, которые большинство родителей, а затем большинство взрослых людей производят в отношении друг друга.
Может быть, уже не одну тысячу раз методами гештальт терапии и психодрамы я помогал людям достать из глубин их сознания голос Родителя. В ста процентах случаев эта структура выдаёт заботу о сохранении жизни. Но форма, в которой мы это делаем агрессивна. Как правило, это ограничения свободы, которые могут начинаться с «Не лезь!» или «Не трожь!», до «Прекрати это делать, тупая скотина!».
Вот я еду с соседкой в лифте. С ней едет маленькая дочь, примерно пяти лет от роду. Девочка замечает меня и хочет понравиться. Чтобы привлечь моё внимание она начинает петь и издавать громкие звуки. Выходя из лифта я слышу как мать произносит обращаясь к дочери: «Прекрати пугать людей!». Если девочка не пропустит эту информацию мимо ушей, то посылом её Родителя может стать: «Хотеть понравиться мужчине и активно выражать себя в этом, означает пугать его». На самом деле, подобные неосознаваемые голоса звучат в наших головах ежесекундно, но поскольку это происходит на уровне внутренней речи, мы не осознаём ее непосредственного влияния на наше поведение. Однако же эти внутренние сдерживания непосредственно влияют на рисунок нашей жизни.

Я хочу сказать, что страх нарушения социальных рамок подкрепленный страхом смерти превращается в агрессию, которая интроецируется в психику ребенка и становится там внутренней агрессией по отношению к самому себе. Родительские запреты то звучат в нашем подсознании, то мы напрямую отождествляемся с ними, наивно полагая, что это и есть взрослая позиция. Действительно, реальность Взрослого очень просто спутать с пластом существования агрессивного Родителя.

Уже стало традицией, когда некое событие, ставшее очевидным для общественности, вызывает бурю негодования в соцсетях. Это может быть всё что угодно - катастрофа самолёта, возмутительный факт, аморальный поступок и вообще всё, что противоречит ценностям или вызывает ужас окружающих.
Механика этого явления всегда одинакова. Сначала появляется группа людей реагирующих на событие. Затем в этой группе появляется первый человек, обладающий противоположным мнением, который входит в конфронтацию с кем-либо. Группа начинает дробиться на мелкие подгруппы или два лагеря. Появляются две подгруппы противоборствующих людей, которые спорят, выясняют отношения и в итоге - изводят друг друга на говно. Наконец, когда все удовлетворяются количеством ниспосланных друг на друга проклятий, буря спадает.

Люди, которые принимают участие в подобных движениях это не специально обученные тролли. Они управляют рабочими коллективами, воспитывают детей, выходят вместе с вами выкидывать мусор на лестничную клетку и варят суп на кухне. Они делают очень разные дела, но как это ни странно, по-настоящему объединяет их лишь одно – срач в Интернете.

Что происходит на уровне психической механики? Любой поступок или явление, который посягает на общественные стереотипы или усреднённые рамки поведения, угрожает безопасности этого социального слоя, а значит, вызывает подсознательный страх его разрушения. Подобное, как известно, притягивает подобное. Факт поступления этой информации в психику активирует фигуру Родителя.
Чем более ригидными и невротичными были авторитеты, которые сформировали орган Родителя у отдельно взятого человека, тем больше его потенциал внутренней агрессии. Когда некое социальное взаимодействие или информация, активирует этот орган, он незамедлительно направляет агрессию на орган Ребёнка.
Когда вы наполнены праведным гневом, у вас появляется иллюзия, что вы берёте на себя ответственность за нечто неправильное или плохое, что вы увидели в окружающем мире. Вам только кажется, что вы испытываете позыв сделать мир лучше. На самом деле, глубинная структура вашей психики активированная внешней информацией испытала грубинный страх смерти, а затем напала на вас же. Точно так же, как разгневанный или испуганный родитель внезапно начинает бить своего ребёнка. Ваша вовлечённость – глубинное чувство страха, вины и неудовлетворённости самим собой.

Что происходит дальше? Ребенок, на которого направлена агрессия, реагирует защитой. Если я внутри себя напал на себя же, то я внутри себя должен от этого защититься. Что я могу делать? Перенаправить агрессию вовне. Мы говорим: «Спроецировал агрессию». Это значит, что почувствовав нападение, Ребёнок реагирует на него криком и возмущением, либо виной и подавленностью. То же самое демонстрирует человек на личностном уровне. Он либо находит себе противника, на которого сливает агрессию, либо подавляет свои эмоции.
В случае с феноменом Интернет-срачей, выплеск агрессии происходит потому, что ситуация виртуального противника создаёт комфорт. Можно выразить агрессию в виде оскорбительного или критического комментария и тебе за это ничего не будет.

Так что происходит с теми, кто принимает активное участие в Интернет-срачах? Происходящее вызывает у них глубинное переживание основанное на страхе смерти, которое перерастает во внутриличностный конфликт. Затем, внутренняя агрессия перенаправляется на внешний объект, т.к. личность неосознанно стремится избавиться от внутреннего напряжения, передав энергию вовне.
Наша Родительская коммуникация активирует фигуру Родителя у того человека на которого мы направляли агрессию и с ним происходит то же, что происходило с нами. Его Родитель нападает на его Ребёнка. Внешний упрёк, обвинение или попытка подавить становятся внутренней агрессией, направленной на самого себя. Я люблю повторять, что нет человека, который бы с лёгкостью относился к чужому давлению, т.к. мы незамедлительно берём на себя за нее ответственность.

Наиболее токсичные представители нашего общества это ходячие внутренние конфликты, постоянно пытающиеся избавиться от ненависти к себе. И этот процесс длится бесконечно, т.к. проецирующий агрессию постоянно получает ее в ответ. А это значит, что его Родитель, находится в постоянно активированном состоянии. Кроме того, агрессия создаёт вторичную подавленность, т.к. это поведение является осуждаемым в социуме, а значит, тот, кто нападает, неизбежно вспомнит об этом и испытает укол совести. То есть, нападёт на самого себя.

Дон Хуан – персонаж из книг Карлоса Кастанеды, иронично называл тенденции связанные с осуждением других людей «занятием чужими битвами». Осуждать или критиковать кого-либо вовне, с жаром призывать к справедливости и, брызгая слюной, доказывать свою правоту, охотиться на ведьм - все это означает заниматься чужими битвами. Это значит, не осознавая глубину внутренней нелюбви к себе, выплёскивать ее на других. Выплёскивать ее туда, где она не даст результата, а лишь приведёт к новому витку агрессии и самоуничижения.
Заниматься чужими битвами это значит застрять в Родительском пласте реальности, когда глубинный страх смерти заставляет чувствовать панику и обвинять себя, а после находить мишень для выплеска агрессии.
Занимаясь чужими битвами мы укрепляем негативную карму, которая связана с ограничениями и насилием, передающимися из поколения в поколение. И как минимум всё это отвлекает нас от главного – занятия собственными битвами, результаты которых могли бы сделать этот мир лучше.

Мои тексты по рубрикам - http://pechkeen.livejournal.com/152421.html
Иногда, если сильно накипело, а на босса наорать нет возможности, лучше "просраться" в комментариях, чем посылать окружающих куда подальше, а еще хуже - устроить дома скандал из-за какой-то фигни)))) Но! ясное дело, не заигрываться с этим.
Осознаваемые игры это хорошо и полезно! Правда, на эту тему, вспоминается бородатый анекдот:

Шел на работу утром директор завода. Подходил к зданию, из кустов выскочила дворняга, укусила за ногу и убежала. Директор в бешенстве пришел на совещание, наорал на начальников цехов, полегчало.
Начальник цеха пошел к себе на планерку, и наорал на зама по производству.
Тот пошел в цех, побродил по нему, вроде и докопаться не до кого. Увидел охранника бестолково ходящего по цеху - наехал на него.
Охранник опечалился, долго злой ходил по цеху, вышел покурить на улицу - видит дворнягу. Подкрался и с удовольствием пнул её в бок ногой.
Круг замкнулся.
Видел подобный комикс вида директор наорал на менеджера, менеджер отчитал работника, дома работник поссорился с женой, жена отчитала сына, сын пнул собаку - собака нагадила в ботинок.

Но вариант с циклом интереснее
Мне всегда было любопытно, зачем народ ходит "в срач"...
Не, одно дело - тролль, его позицию я понимаю, иногда даже люблю в это поиграть, но люди, добровольно раздраконивающие собственную душу этим негативом, мне не понятны...
Данная теория по крайней мере не полная.
Человек может вести себя в одних и тех же обстоятельствах по-разному. Т.е применять разные модели поведения. Потому как мотивация в каждом случае может быть разная. Напрмер, спустить пар, просто получить сильную эмоцию или разораться в чем-то.
Взрослые люди не могут позволить себе пойти и начистить физиономию ближнему, а здесь - пожалуйста. (поведение ребенка)
А если нужно найти истину ( не правду), то поведение примет другую форму (взрослый).
И все это один и тот же человек.
Мотиваций м.б. много. В соответствии с этим и разное поведение. При этом желание в интернет битвах обидеть кого-то нет. Все получают ровно то, что хотят. Те, кто хотят обидеться - обижаются.
Те, кто хочет утвердиться за счет другого утверждаются. Кто хочет чего-то узнать - узнают.
Полная гармония.
И искать тут более глубинные причины я бы не стал.