блюющий клоун

Взаимный сценарий



Большинство людей воспринимают отношения поверхностно. Для них это идеальная конструкция, основанная на двух определениях: «мы любим» и «мы вместе». Через призму этих слов, отношения предстают перед нами, как нечто незыблемое вроде мавзолея Ленина. Меж тем их иллюзии живут до очередного противоречия, в котором они внезапно оказываются друг перед другом не как близкие люди, а как непримиримые враги.

Слова «любовь и взаимность» часто являются разменной монетой в войне, вызванной потревоженными иллюзиями, когда один из партнеров имеет право выкрикнуть: «Ты меня не любишь!» или «Я тебя не люблю!». Но тем из них, кто все еще не отчаялся найти счастье в партнерстве, я бы предложил чуть лучше разобраться в себе, прежде чем употреблять слово «любовь».
То, что люди в действительности испытывают друг к другу, вернее называть чувствами. И раз человек не является единой субстанцией, то эти чувства, хоть и существуют в определенный отрезок времени, не являются ни однородными, ни стабильными. Если бы любовь и взаимность в идеальном определении существовали, то однажды встретившись «влюблённые» проводили рядом всю жизнь без единой ссоры, скандала или противоречий.

Как специалист работающий с семьями, я знаю, что есть нечто более настоящее, чем любые поверхностные определения. Людей скрепляет взаимный сценарий - ожидаемая картина взаимоотношений, опосредованная индивидуальной картиной личности каждого из партнёров.



Взаимный сценарий начинается с индивидуального выбора, который обусловлен рядом факторов.
Первая группа это инстинктивные влечения и различные мало осознаваемые решения следовать родительским моделям поведения. Фрейд, например, утверждал, что люди выбирают друг друга на основании именно этих драйвов.
Вторая группа – то, что обусловлено нашим воспитанием, пребыванием в той или иной общественной формации или слое с обычаями, правилами поведения и т.д. Можно сказать, что первая группа индивидуальна, а вторая социальна. Первая принадлежит субъективной реальности, а вторая – объективной. На уровне личности эти факторы превращаются в индивидуальные потребности, влияющие на то, что происходит на уровне пары.

Деление их на группы чисто гипотетическое потому что если, например, мне нравятся женщины с большой грудью, то частично это может быть связано с неудовлетворённостью на какой-нибудь оральной стадии, смешанной с сугубо мужскими инстинктами и до кучи желанием соответствовать общепринятым трендам моей тусовки. Некий коктейль. Выходит, что для меня женщина с большой грудью становится важным аспектом моего личного сценария, который я бы хотел сделать взаимным. И попробуйте меня убедить, что большие сиськи мне не нужны.

Так как люди воспринимают себя и жизнь поверхностно, они думают: «Вот встречу того или ту, кто будет меня любить и отвечать взаимностью и заживем в избушке счастливо». Но, разумеется, этого не происходит. Дело в том, что исходя из концепции, которую я привёл в начале, для построения взаимного сценария каждый из партнёров должен:
а) осознавать свои внутренние потребности;
б) осознавать свои внешние потребности;
в) сообщить о них партнёру;
г) смириться с тем, что партнёр не в состоянии удовлетворить некоторые из его потребностей;
д) постараться удовлетворить потребности своего партнёра;
е) снять с себя обязанность удовлетворять те потребности партнёра, которые он не в силах удовлетворить;
ж) суметь сделать собственный вывод и принять решение о том, продолжать ли отношения с партнером или расстаться.

Проблема взаимности изначально лежит в том, насколько партнеры осознают свою индивидуальность и могут сделать ее вектором вхождения в отношения. Я уже как-то писал о проблеме выбора, как о важнейшей причине того, что люди не могут найти гармонии в отношениях. Но сейчас хочу пойти чуть дальше, а именно к тому, что даже в условиях адекватного выбора взаимоотношения это постоянное разрушение иллюзий на основании более глубокого понимания скрытых качеств - чужих и собственных.

Входя в отношения человек ожидает, что партнёр будет ему соответствовать. Как только его иллюзии разрушаются, он ощущает тревогу. Здесь у него появляется выбор - проигнорировать эту тревогу, смирившись с несоответствием или воспользоваться ей, как возможностью построить новую общность.
Стоит упомянуть об общепризнанном факте, что отношения начинаются с иллюзии. Мы присваиваем другому человеку собственные качества, что в той или иной мере сопровождает нас всю совместную жизнь. Взаимодействуя как пара, люди узнают те потребности, которые не были выражены, либо не могли быть выражены, потому, что не осознавались.

Взаимоотношений нет без совместной деятельности, но она начинается с того, что человек реально хочет и может. Поэтому во взаимоотношениях он изначально сам по себе, но при этом постоянно делает более или менее успешные попытки построить взаимность.

Мужчины и женщины привлекают друг друга с одной стороны как объекты могущие удовлетворить обоюдные инстинктивно-эмоциональные драйвы, с другой как фигуры, с которыми они смогут трансформировать свои невротизмы, с третьей просто как источники чисто практического комфорта и удовольствия.
Вот почему по мере приобретения нового опыта о себе и другом возникают всё новые и, подчас, неожиданные несовпадения и конфликты. Всё это вызывает осознание инстинктивной противоположности, недостатка сил, чтобы преодолеть собственные и чужие проблемы. Порой у партнёров опускаются руки от понимания существенной разницы между ними в вопросах простого бытового удобства.

В такие моменты происходит разрушение старых форм, которые не были очевидны, а значит, не могли быть согласованы. Всё это сопровождается агрессией, позитивные качества которой большинство из нас игнорирует. Забывая, что в ней есть целительная сила.
Неспособность договориться заставляет нас глубоко осознать своё одиночество и принять новое решение, которое иногда балансирует между жаждой быть рядом, используя желаемые качества партнёра и горьким осознанием того, что необходимо пойти на компромисс, умерив собственные идеальные представления о другом человеке.

Если процесс разрушения старых отношений приводит нас к желаемому компромиссу, то в нём мы предстаём друг перед другом как совершенно другие люди, вышедшие на новый уровень отношений и осознавшие более глубокое сродство.

Этот процесс и результат не стоит путать с попыткой смириться с ситуацией, подавляя свою природу ради шаблонной цели «быть вместе». В этом случае происходит временная смерть отношений, при которой пара не в состоянии взаимодействовать и расти. В этом случае, один или оба только лишь пытаются поддержать красивое лицо при плохой игре. Такой акт скорее является убийством будущего в угоду устоявшемуся прошлому.

Поэтому жизнь той самой гармоничной пары видится не как красивая картинка пластиковых взаимоотношений, а как красивое противоречие, сопровождающее двух энергичных людей, приводящее к динамике и развитию их индивидуальностей. Их скрепляет не столько способность подстроиться друг под друга, сколько стремление прийти к общему компромиссу, который возможно будет более энергичным решением построенном на разнице их внутреннего и внешнего.

Когда ко мне в кабинет приходят пары, я спрашиваю: «Как вы хотите работать – долго и печально или быстро и энергично?» Большинство выбирает второе, и в этом случае я говорю им: «Поссорьтесь!»
В процессе такого, легализованного мной конфликта, они вдруг ощущают, что им придётся избавиться от иллюзий о том, что супруг или любимый обязан соответствовать их ожиданиям. Чаще всего они прикасаются к осознанию, что их конфликт возник лишь в силу того, что они не позволяли себе просить или требовать то, что считали важным. Это приводило их к мелочному цеплянию за несущественные противоречия и грызне, которая никогда не давала удовлетворения, т.к. не была честным предметом разногласий.
Если они позволяют себе стать безжалостными, то вдруг с ликованием обнаруживают, «что каждый из них представляет собой на самом деле».

В этот же момент они могут почувствовать, что прикасаются к высшим человеческим ценностям.
Сможет ли она пожертвовать своим спокойствием, позволив ему разбрасывать грязные носки по кухне, ради тех моментов, когда они идут, взявшись за руки и разговаривая об искусстве?
Готов ли он смириться с нулевым размером ее бюста, ради тех чувств, которые возникают у него по утрам, когда он слышит ее дыхание рядом?

На эти и другие вопросы можно ответить лишь в том случае, когда каждый из них, смело, подобно подвыпившему игроку в кости, бросающему их на грязный асфальт, открывает партнёру свои желания, обиды, требования и сообщает о тревогах.

Поэтому самой главной проблемой касающейся пары является вовсе не конфликт, а невроз связанный с зацикленной фиксацией на неизменяемом прошлом. И наоборот, сражения, ведущие к творческим решениям обогащающим партнёров, создают ту самую подлинную конструкцию, которую я называю «общий сценарий»!

Я в instagram        Я на facebook         Я во вконтактике
>Готов ли он смириться с нулевым размером ее бюста, ради тех чувств, которые возникают у него по утрам, когда он слышит ее дыхание рядом?

Что за риторический вопрос! Конечно же нет! Разве может ее дыхание сравниться с приятным ощущением бюста третьего размера и больше.
Для меня пост написано о том, что не возможно описать. Строго субъективный опыт познания себя через отношения с другим человеком.

Да от прошествия всего этого, конечно любовь расцветет новыми красками, ибо настолько сильные переживание прожитые на пару, конечно оставят свой след. Кто-то может получит импринт прямо в мозг. )))

Дима, тебе пора открывать аттракцион Американские горки от Печкина. )))
ага,поссорьтесь....у меня своя боксерская груша,что-то не очень хочется потом ему апельсинчики в больницу носить...придумали-любимый,любимая...в природе нет такого,там-самец,самка и потомство-каждый исполняет назначенную ему роль.и все наши претензии-это несогласие пубертата в теле сорокалетней тетки,то бишь запоздало,как любой скандал.