неожиданность

Четыре маски



Из тех людей, с кем я занимался проблемой самоопределения два-три года назад, многие выбрали профессию психолога. Хотелось бы думать, что в данном случае повлияла не только работа, но и персоналия вашего покорного слуги, но если отойти от самопоглаживаний, такой выбор является вполне понятным.
Помимо «пирожков» в виде уважения и благодарности, которую люди испытывают к нашему брату, эта работа – мощнейший рычаг для усиления собственной осознанности и так сказать, автономного решения психических багов. Психолог имеет постоянный потенциал для собственного роста. Мы растём вместе с клиентами.

И это, растущее на моих глазах поколение специалистов наводит на мысль, что необходимо чуть больше делиться профессиональными секретами и методиками работы. Несмотря на то, что статьи этого блога ориентированы на человека ищущего гармонию с собой, его читают и те, кто занимается психологической практикой или собирается это делать.
А это значит, что надо попробовать написать парочку профессиональных постов. Для меня это будет возможность немного привести в порядок то, чем я пользуюсь, коллегу натолкнёт на мысль или даст инструмент, а обывателю позволит провести несколько минут за интересным чтивом.




Итак, важнейшим фактором, формирующим нашу работу, являются взаимоотношения клиента и психолога. Здесь можно много чего написать, поэтому, чтобы не растекаться мыслью по древу сразу выделю положение, которое я считаю аксиомой: специалисту необходимо «влюбить» себя в клиента. Как относится клиент к психологу или терапевту – подлежит выяснению, но большого значения не имеет. Клиент всегда прав. Но специалисту обязательно быть «влюблённым». Я ставлю это слово в кавычки, потому, что как любое понятие его необходимо раскрыть.

Итак, клиент может быть слишком худым или слишком толстым, иметь неприятный запах, избивать жену или ребёнка, быть членом «Космического братства», нацистом, коммунистом или геем.
Самое жуткое – он может иметь взгляды, которые в корне противоречат взглядам специалиста, к которому он пришёл. Вышеперечисленные качества сразу же создадут отстранённое отношение, при котором работать будет невозможно. По той простой причине, что нельзя делать хорошо то, что не любишь. А работой, в данном случае, является сам клиент.

Если клиент сразу вызывает симпатию, то пользоваться приёмом «влюбления» не имеет смысла (тут и до греха недалеко), но если его образ или образ его действий нейтрален или вызывает неприязнь – необходимо им воспользоваться. Более того, пока «влюбления» не произошло бесполезно делать что-то ещё. Все попытки помочь «пойдут прахом».

Влюбить себя в клиента несложно, хотя, как и любой инструмент это не работает во всех случаях. Для этого, на ознакомительной стадии, нужно найти во внешности клиента хотя бы одно, а лучше несколько качеств, которые нравятся и/или выделяют его из всех прочих людей. Пойдёт всё, что угодно – красивые глаза, широкие плечи, симпатичный шрам на нижней губе или выразительный нос.
Вне зависимости от того, найдены ли эти внешние качества или нет, нужно в процессе расспросов выявить то качество, которое делает клиента «особенным» человеком. Он может быть преданным другом, иметь большую коллекцию марок, прекрасно играть в сквош или писать стихи.
Я люблю находить в клиенте похожесть и привязываться к ней. Для этого достаточно поставить перед собой вопрос: в чем он такой же, как я? Эзотерически наши клиенты должны повторять нас. Поэтому, после того, как «особенное» качество выделено, можно вести всю дальнейшую работу - эмпатия создаст почву для направленности на клиента и необходимое внимание.

В дальнейшей работе, надо всегда держать в уме это найденное качество, что позволяет сохранить преданность клиенту. Если, несмотря на все попытки, влюбить себя в клиента не удалось, самым правильным решением будет прекратить с ним работу и передать его другому специалисту. Такое действие будет целебным и для клиента и для психолога в любом случае.

Корнем социальной работы, будь то психология, медицина или любая сфера предусматривающая коммуникацию клиент-специалист, является активное (эмпатическое) слушание позволяющее понять эмоциональное состояние клиента и построить с ним контакт.
Мы создаём мостик для того, чтобы собрать мысли и чувства клиента, дать ему обратную связь и тем самым не только сообщить новую неочевидную для него информацию, но и создать стимул для большей близости, которая позволяет войти в более тесное взаимодействие. Но с этого мостика иногда можно пиздануться вниз.

Эмпатия грозит слиянием, а слияние контр-переносом. То есть когда мы, «влюбляясь» в клиента, делаем его частью себя, мы сразу же теряем границы и начинаем проецировать на него определённые качества и тенденции ему не принадлежащие, а так же ретрофлексировать в его отношении - манипулируя и подвергаясь его манипуляциям. Когда это происходит, вся работа в лучшем случае останавливается, а в худшем усугубляет проблему клиента.
Сейчас вспоминаю подругу, которая будучи студенткой психфака, пошла на приём к одной своей преподавательнице. Я заинтересовался, как проходила сессия, потому что мне было интересно, как работает эта тётенька. В конце сессии, по словам подруги, психолог с жаром и некоторым напором убеждала её расстаться с мужем-хищником. Я был удивлён, т.к. считаю подобные действия не совсем этичными и уж точно - неэффективными.
- А что она говорила, о своём отношении к тебе? – спросил я.
- Она говорила, - ответила подруга, - что я ей «как дочь».
Этот пример является прекрасной иллюстрацией проблемы связанной с эмпатией и слиянием. Конечно же, специалист, который работал с подругой, хотел сделать всё самое лучшее, но в данном случае «хотел слишком сильно». К слову, подруга воспользовалась этим советом, но (что вполне понятно) отношения на этом не завершились. Совет психолога лишь сделал отношения незавершёнными на определённом этапе и по факту – продлил период эмоционального дискомфорта.

Чисто по мужски, я сопереживаю всем женщинам-жертвам находящимся в союзе с мужчиной-хищником. Одновременно с этим, прекрасно осознаю, что любые отношения в такой диаде являются взаимной услугой – и хищник и жертва приобретают в равных долях. Поэтому вставать на сторону жертвы в данном случае довольно глупо. Её роль формируют два фактора – низкая самооценка, являющаяся следствием самоуничижения и ленность.
Жертва всегда живёт за счёт хищника и если не в материальном, то почти всегда в эмоциональном плане. Риск жертвы – самоподдержка и проявление силы и агрессии. Поэтому я предпочитаю поддерживать жертву двумя направленными действиями - с одной стороны я комплиментарно поднимаю её самооценку, атакуя негативные представления о себе, с другой – повергаю насмешкам её жертвенное поведение.
При хорошем раскладе такие действия ослабляют внутренний конфликт и поднимают уровень агрессии клиента. Например, я могу сказать, сделав печальный вид: как я погляжу, ты прекрасная хозяйка и страстная любовница? Это меня огорчает. Мне стоило бы «отбить» тебя у мужа. А грустно мне оттого, что я связан профессиональной этикой. Как бы мне хотелось иметь рядом исключительную женщину, которая позволит мне вытереть об неё ноги… Кстати, у меня тут обувь запылилась, не хочешь почистить?

Если мы абстрагируемся от нашего эго в этой работе и представляем себя не человеком, а специалистом, то всё идёт довольно гладко. Человек и профессионал это две отдельных сферы, каждая из которых имеет свой набор принципов и соответствующие роли – социальную и профессиональную. Успех профессионала можно рассматривать, как его способность волевым усилием отказаться от своих человеческих принципов выдвинув на передний план – профессиональные.

Здесь весьма уместна грубая аллегория, которую я однажды усмотрел в фильме «Потрошители». По сюжету фильма в отдалённом будущем медицинские корпорации торгуют искусственными органами в кредит. Соответственно, существует особая служба, которая отбирает органы у должников.
Аллегория состоит в диалоге двух «потрошителей» едущих с задания. Один сетует на муки совести - оба занимаются страшным делом, убивают людей. Отбирать-то приходится сердца, почки и печени. Напарник ему отвечает, что правила это единственное, что заставляет мир вертеться и в данном случае, речь не идёт о добре или зле. То, что мы делаем вне морали, оно продиктовано правилами.
Речь не о цинизме, с которым мы порой сталкиваемся в кабинете медицинских работников, а о профессиональной игре.
Область, в которой мы работаем, и так состоит из людей и отношений, поэтому я думаю, что в тот момент, когда мы вносим в эту область наше человеческое отношение, начинают страдать профессиональные устои и эффективность нашей работы. Получается такое масло масляное.

Если психолог в действительности сопереживает, то он, слившись с клиентом должен испытать, хотя бы часть чувств связанных с потерей. Что же с ним произойдёт, если положим, к нему придёт несколько таких клиентов подряд?
Однако же, он не может позволить себе проигнорировать переживания клиента. Поэтому мы должны вести себя так, как будто мы переживаем, на самом деле не переживая. Обыватель может заметить, что в данном случае будет иметь место некоторая «неискренность».
Уверяю вас, хорошо сыгранное сопереживание во сто крат терапевтичней чем обычное, т.к. когда мы не вовлекаемся эмоционально, мы гораздо лучше удерживаем фокус внимания, стало быть, работаем более эффективно. Эмоциональная вовлечённость в проблему клиента это результат слияния и отсутствия границ. В этом случае мы начинаем переживать за себя, а не за клиента.
Особая сложность консультирования состоит в том, что мы должны наблюдать не только за клиентом – тем, что он говорит, его позами, моторикой, но и за собой – мыслями, инсайтами, телесными ощущениями. Мы постоянно совершаем челночное движение инспектируя клиента и интроспектируя себя.
Что до излишней вовлечённости, то я несколько раз ловил контр-перенос возникающий в тот момент, когда неосознанно проводил параллели между элементами клиентской истории и своей жизнью. Спохватывался я всегда в тот момент, когда чувствовал спазм в теле – лице или груди и подкатывающий к горлу комок, а мысли плавно перетекали на перипетии собственного трагического детства. Это тупик. Ни о какой работе не может быть и речи.
Как выйти из этого состояния? Лучше всего сообщить о нём клиенту. Это сразу же восстановит контакт, более того усилит его, т.к. создаст большую близость. Ну и конечно вернёт фокус на клиента, если только вы не собираетесь посвятить остаток сессии разбору ваших проблем.

Продолжение следует…

Я на facebook         Я во вконтактике
в конце терапии мне стало очень дискомфортно работать.... создалось ощущение, что мой психолог мне слишком сопереживает, даже зависима от меня что ли. после того, как я сообщила о желании разорвать контракт, мы еще 5 раз встречались, чтобы окончательно убедиться в состоятельности моего желания.

мне, как Клиенту, хотелось бы более контрастного взгляда на проблему, чем мой собственный. больше провокаций и меньше сюсюканий.

Edited at 2014-08-27 06:32 (UTC)
Дима, очень нравится твой стиль изложения - вдохновляюще, доступно, "в красках" и с акцентами в правильных местах)))
каждый раз получаю удовольствие.
и учусь)

Очень интересный пост, утром еще с телефона прочла от корки до корки.
И самое главное, что несмотря на тег "научно-популярное" мне все понятно ))
Дима, а что ты делаешь, когда такая "влюбленность", фигурально выражаясь, сбрасывает кавычки и возникает перед тобой во всей своей неотразимой наготе? Короче, когда ты понимаешь, что влюбился? И , если можно, ответь серьезно, несмотря на то что я уточню - Гудкова еще консультируешь? ;)
Большая благодарность за новый материал)! В голове всё начинает из большой кучи укладываться по полочкам.
Много интересных полезных моментов. Поняла, что некоторые приемы, не совсем сознательно, использую для общения с друзьями и близкими - починить взаимоотношения или решить какой-либо вопрос - всегда лучше получается, когда делаешь это на “холодную” голову, оставаясь профессионалом (если так можно в данном случае выразиться). Тут, конечно, еще нужно практиковаться в умение управлять своими эмоциями и реакцией на происходящее.

Еще не совсем поняла, что значит: “Риск жертвы – самоподдержка и проявление силы и агрессии.”?
можно перефразировать, что т.к. жертва считает себя слабой, но делает это потому, что всякий раз задумываясь о любых действиях вовне принижает свои достоинства, вместо того, чтобы сказать сама себе: да, я могу, ей сложно действовать...
проявление же агрессии для неё дополнительный риск "потерять лицо", которого и так у нее нет...
Дима, а правда, что ноющие дегенераты, отравляющие мозги приличным людям на тему "ах какое у меня было тяжелое детство" слишком на себе зациклены, считая себя неипически важными, хотя сами из себя ничего не представляют?!
Мне кажется, что это оч удобно оправдывать тяжелым детством свой ебанутый характер, отсутствие талантов&способностей и прочие личные неудачи.
я тебе там ответил выше... твой вопрос это не вопрос на самом деле, а утверждение, которое ты сделала исходя из взглядов, которые по сути тебе не принадлежат, скорее тебя им "научила жизнь", но эти взгляды не всегда работают, иногда надо позволить поныть себе и другим)
ну то есть ответственная позиция эффективна, но порой мешает "просто быть с кем-то рядом", если ты понимаешь о чём я.
Совет «влюбиться» хорош не только для пары психолог-клиент, мне кажется. Вообще надо бы почаще так "влюбляться" в окружающих) очень терапевтичное чувство)
Доброго времени суток, меня зовут Алена, я из Санкт-Петербурга.
Люблю комментировать и читать разные блоги, от Вас жду того же!)
Дружим взаимно?))